Святые верховные апостолы Петр и Павел

В день памяти святых славных первоверховных апостолов Петра и Павла, мы слышим евангельские строки об исповедании Петром Исуса Мессией. В ответ Исус говорит Петру о том, что это исповедание становится фундаментом, на котором теперь будем создана Церковь. Но почему этот краткий диалог необычайно важен, можно понять, только вглядевшись в контекст.

Итак, Исус уходит из Галилеи в Кесарию Филиппову – территорию, которую в основном населяли язычники. Эти земли подчинялись уже не Ироду Антипе, а четвертовластнику Филиппу. В Кесарии находилось множество памятников и мест, почитавшихся местными народами: это и храмы Ваала, это и пещера, где, как считали, родился Пан – божество природы, это и огромный белоснежный храм Цезаря – почему и место получило название «Кесария». То есть, более враждебной правоверному иудею области едва ли можно было найти. С другой стороны – в Иудее Христа уже поджидает озлобленная еврейская знать, для которой и Сам Исус, и все Его немыслимые чудеса, и все Его обличительные слова – как кость в горле. И именно здесь, на фоне отторжения Исуса как со стороны язычников, так и со стороны иудеев, Он прямо, без притч и аллегорий, задаёт вопрос ученикам: Кто для вас Я? Последовавшее молчание апостолов нельзя оставить без внимания. Без всякого сомнения, они любят Исуса, они доверяют Ему, они сроднились с Ним за эти недолгие годы совместного служения – но язык их почему-то не поворачивается сказать Своему Учителю прямо – Ты – Тот Самый Долгожданный Мессия. Ещё многое не осмыслено в их сознании, ещё идёт долгий процесс осознания – и они отводят глаза и молчат. И в этой неудобной, неловкой тишине Петр выдаёт фразу, которая в его судьбе станет решающей: Ты – Христос, Мессия, Сын Божий! Предельная напряжённость ситуации, в которую сознательно поставил учеников Исус, помогает Петру: в его сознании пёстрая вереница всех предыдущих дней вдруг выстраивается в единую целостную картину: Исус – Мессия, и в этом нет никаких сомнений!
Нам может показаться странным сам факт такого разговора. Получается, что ранее никаких подобных бесед не происходило? Исус не пытался выяснить, что о Нём думают те, с кем Он ежедневно разделяет стол и кров, кто выступает от Его имени, кто постоянно находится рядом? Наверное, для каждого из нас такая неопределённость была бы невыносимо гнетущий – как можно доверять тому, кого толком-то и не знаешь? Кто рядом с тобой – друг или враг? Но для Христа – бесконечно дорожащего человеческой свободой! – эта ситуация была нормальной. Он не пытался убедить апостолов в Своем Мессианском достоинстве, Он не стремился подавить их свободную волю насилием чуда: Он просто был Тем, Кем был. Он просто был рядом. Он не пытался насильно переломить их маловерие или даже неверие. Он терпеливо ждал, когда хотя бы у одного из этих двенадцати откроются глаза на происходящее. И это поистине отеческое терпение не было посрамлено!
В своём исповедании Петр совершает огромный прыжок веры. Ведь ему никто из других учеников не делегировал право говорить от их имени. Своим исповеданием он вполне мог настроить против себя остальных – неготовых на тот момент однозначно признать Исуса Христом. И всё же он идёт на этот риск – и становится настоящим камнем, твердыней, на котором утверждается всё христианство.
Признание и исповедание Исуса Мессией и Спасителем – главное, что есть в христианстве. Без этого всё остальное – каким бы грандиозным не представлялось – пустая обёртка. Но это исповедание только тогда становится не пустым, не легковесным – когда под ним – долгий поиск и мучительная борьба. Когда результат этого исповедания – не продолжение жизни «по накатанной», а начало принципиально нового измерения бытия. Да, впереди ещё будут и у Петра и падения, и раскаивание, и прощение – но фундамент уже положен.
И мы с вами должны просить Бога, говоря: «Помоги мне, Господи». Не пугаться, когда жизненные обстоятельства буквально припирают нас к стенке и в ушах звучит вопрос: а где Христос? где Спаситель? Надо вместе с Петром спокойно и смело ответить: Он – Здесь, Он – Творец и Спаситель мира, Он – мой Бог и Господь!